А.Н.Лифантьев. По поводу популяризации личности И.А.Бича – Таежного.

В связи с заявлениями по изданной мною книге “Очерки о шиткинских партизанах” еще раз поясняю, что совсем не ставил перед собой цель писать о И.А.Биче – Таежном, а лишь попутно упомянул его, указав, что Бич был участником, организатором Шиткинского партизанского фронта еще в 1919 году и что он не является политссыльным большевиком, а примыкал к эссерам – максималистам. Мною была поставлена цель рассказать об истинных организаторах Шиткинского фронта, и прежде всего о старых, закаленных в борьбе большевиках – политссыльных, революционерах, о которых историки почему – то умалчивают. Кое – кто приписывает заслуги партизан одному Бичу – Таежному, чрезмерно его возвеличивает, роль других принижается. Эту историческую несправедливость и до сих пор пытаются отстаивать.
То, что И.А.Бич – Таежный примыкал к эсерам – максималистам подтверждается официальным документом, государственным архивом Иркутской области. /ф. 2600, оад. 1, д. 1, л. 47/.
Кроме того, о том, что он не был большевиком, сказано в книге “История Сибири”. /т. 4, изд. Академии наук СССР, 1968, стр. 116/.
“В районе Тайшета под руководством штаба Шиткинского фронта, возглавляемого большевиками М.П.Богдановичем, А.К. Кепулом, В.И. Швайдетским, приступили к активным боевым операциям росшие с каждым днем отряды Е.Г.Кочергина, С.А. Свенского, Я.М.Москвитина”.
Отсюда ясно, что Бич из числа большевиков и руководителей фронтом выпадает. Ниже он упоминается как командир небольшого отряда. Это лишний раз подтверждает, что И.А.Бич не был руководителем Шиткинского фронта, как утверждают некоторые лица. Он командовал небольшим отрядом до конца мая 1919 года.
То, что И.А.Бич – Таежный не был большевиком, не был руководителем партизанского фронта и, что он примыкал к эсерам – максималистам, свидетельствуют старейшие большевики, организаторы и командиры фронта, как например Кепул А.К., Федоров В.М., Насонов Е.П., Силин Т.Я., Половинкин И.Н., Шевелев Н.П., Никитин М.П. и другие.
Активный организатор Шиткинского фронта, политссыльный, большевик с 1908 года, член главного штаба фронта Кепул А.К. (Кудрявый) пишет:
“Бича Ивана Андреевича знал как эсера – максималиста, идущего при организации партизанского движения Шиткинского партизанского фронта вместе с большевиками – коммунистами организовывать крестьян к борьбе против колчаковского насилия в надежде стать главкомом партизанского движения. Так как Бича И.А. в Шиткинском районе никто не знал до его революционной работы среди крестьян и такой работы у него не было, то он, Бич И.А., и не выбирался в руководящие органы фронта. Это и послужило в дальнейшем поводом для стычек Бича с военно – революционным штабом и его отдельными членами: Богдановичем, Кепулом, Кочергиным и другими. Кроме того, за Бичом не наблюдалась определенная цель борьбы за власть Советов под руководством коммунистов. Желание Бича стать лыжником было выполнено: ему поручили сформировать особый летучий лыжный отряд около 30 человек и стать начальником – командиром этого отряда. Задача отряда – вести разведку и при возможности во время боев, внезапно ударить в спину врага. Так как Кочергин Е.Г. был командующим фронта и ему часто приходилось хорошо вооруженному летучему отряду давать нужные поручения, что не по нутру пришлось т. Бичу, то это привело к стычкам между Кочергиным Евд. Гр. и Бичом И.А., да и вообще членами штаба.
Комиссаром Бича никто не ставил, он даже ни разу не был делегатом на съездах и конференциях партизан и ни разу не отчитывался перед штабом. Вел себя Бич И.А. автономно, самостоятельно. При отступлении фронта Бич растерял свой отряд и скрылся на хуторе, где и попался в руки колчаковцам... Вернувшись с Ангары, Богданович М.П. со свежей энергией опять взялся за работу бить беляков.
План наступления на Тайшет был разработан штабом фронта с участием Кочергина Евд.Гр. и доведен до каждого командира отряда. Бич И.А., командир особого летучего отряда, вместо организации Конторско – Бирюсинского партизанского отряда пропил наступление чаем с медом на заимке Мамаева.” (Подлинник письма А.К. Пепула от 11.Х1.1965 г. прилагается).
Другой политссыльный, революционер, большевик с 1907 г., участник трех революций, член главного штаба фронта, его ответственный секретарь В.М.Федоров () Невский) пишет из Новосибирска:
Относительно Бича: неоспоримый факт, что он не был большевиком, даже был противником – требовал на конференции исключить из штаба большевиков. Об этом я писал также т. Черневскому.”
“...Учтите, что Бич был не столько эсер, сколько авантюрист, он не желал подчиняться штабу, действовал самостоятельно... Злобный, недисциплинированный...” (Подлинник письма В.М.Федорова/Невского/ прилагается. )
Бывший красногвардеец, большевик, участник организации конторского партизанского отряда Шиткинского фронта, член военно – революционного суда фронта Е.Д.Насонов пишет:
“... Я Бича большевиком не считал. Это выдумка Николая Федосеева с Сашей Петровым (ныне А.И.Петров работник радиокомитета). Мы Бича в комиссары никогда и нигде не выбирали. Он помог организовать восстание кое – где, а насчет военной стратегии он ничего не знал. И правильно, что он отрицательно повлиял на тайшетское наступление, а я бы еще сказал хуже того: из – за его порочной тактики сожгли Конторку, Бирюсу, Каульшет...” (Подлинник письма от 28.ХП.68г. прилагается) .[36]
Примерно то же подтверждают многие другие активные партизаны, организаторы, командиры: Силин Т.Я., Половинкин И.Н., Шевелев П.П.,
(Иркутск, госархив, Ф. 2600, Оп.1, д.1, лист 51).
Делегаты отряда И.А.Бича, дисклоцировавшегося в с.Конторском, на партийном съезде 2 мая 1919 года в Шиткино выступили с резолюцией, направленной против Советов – за учредительное собрание.
С резолюцией за Советы выступили делегаты от партизанских отрядов Серафимовского, Киевского, Шипицинского и Баерского. С резолюцией за учредиловку выступили делегаты от партизанских отрядов Староакульшетского, Гоголевского, Бирюсинского и Конторского / отряд Бича/ ПАКК. Ф.64, оп.1, д.867.
Дошедшие до нас протоколы отрядных собраний, конференций, заседаний главного штаба, райсовета, а также заседаний партизанских съездов являются беспристрастными свидетельствами произошедшего.
За время существования партизанского фронта было проведено до семи съездов, конференций, и ни на одном из них И.А.Бич делегатом партизанами не избирался:
1. 8 апреля 1919 года в селе Нижнезаимском по поводу мобилизации / ПАКК, Ф. 64, оп. 1, д. 801, л. 1 (протокола нет)/.
2. 13 апреля в Старом Акульшете, где обсуждали Таежного /протокола нет, есть отдельные записи, ПАКК Ф 64, оп. 1, д. 900, л. 26/.
Из письма председателя райсовета Куприянова В.И.:
«Разговор о Таежном был на конференции, только не в рамках. Если Таежный не будет подчиняться постановлению конференции, то его нужно представить к ответственности…» /28.УШ.1919г./.
3. 2.05.1919 – партизанский съезд в Шиткино /ПАКК, Ф.64, оп.1, д.887 /.
4. Старый Акульшет – совещание всех командиров по вопросу наступления на Тайшет 8.05.1919 /ПАКК, Ф64, оп.1, д.873/.
5. 13.05 в Шиткино – партизанская конференция совместно с делегатами от населения /ПАКК Ф. 64, оп. 1, д. 864, л. 17/. (Книга «Партизанское движение в Сибири», Ленинград 1925, стр.224 – 232).
6. 29.08.1919 г. – партизанский съезд в тайге на 33 км. от деревни Лапино. / Криволуцкий П.Д. Шиткинские партизаны. Стр.145 – 161/.
На последнем партизанском съезде 29 августа И.А.Бич присутствовал, но не как делегат, уполномоченный от партизанского отряда. Здесь решался вопрос – дать или не дать право голоса И.А.Бичу (это комиссару – то!). Только после голосования, он становится полноправным делегатом съезда. Правда, Бич был избран вторым секретарем съезда и в агитотдел. Съезд закончил свою работу 3 сентября, а через три дня, 6 сентября, Бич попадает в руки врага (об этом ниже). Таким образом, никаких поручений он не выполнял, а ушел обратно на хутор, где скрывался в одиночестве с 1 июня.
Не был И.А.Бич и членом главного штаба фронта, не избирался в другие фронтовые органы, не избирался в райсовет.
Рассматривая все протоколы заседаний главного штаба, мы нигде фамилию И.А.Бича, как участника заседаний, не встретили. См. книгу Криволуцко- го П.Д. «Шиткинские партизаны», раздел "документы" на страницах с 97-ю по 103-ю. Протоколы от 23.03; 29.03; 14.04; 15.04; 22.04; 25.04; 5.05; 10.05; 12.05; 20.05; 23.05; 24.05; 27.05; 28.05; 1.06; 2.06; 5.06; 4.07; 9.07; 19.07; 21.07; 24.07; 12.08; 15.08; 18.08.
Мною просмотрены также протоколы общих объединенных партизанских собраний с 13.06 по 28.07. Из них видно, что Бич участия в собраниях не принимал. ( см. так же стр. 124, 125, 131, 134, 135, 137.)
За весь упомянутый период Бич – Таёжный присутствовал на заседании главного штаба лишь 27 и 29 мая. Это было тогда, когда все отряды под напором превосходящих сил врага пришли в Нижнезаимское. В тот момент Е.Г.Кочергин непосредственно у руководства штабом не стоял. На этих двух заседаниях впервые присутствовал И.А.Бич.
В протоколе главного штаба от 27 мая 1919 года написано: «По первому вопросу тов. Таежный указывает, что необходимо разбиться на отряды в количестве 100 человек, разбиваясь на взводы по 25 человек; в каждом отряде иметь начальника отряда, который при помощи своих взводных командиров мог бы руководить своим отрядом. Для связи же между отрядами должен быть создан штаб, который объединял бы все отряды. Необходимо приступить к немедленному формированию таких частей. Представить право своим солдатам группироваться по ближнему месту жительства. Принято единогласно».(Криволуцкий П.Д. «Шиткинские партизаны», стр. 14.)
Такое заведомо неправильное решение было принято 27 мая 1919 года под влиянием демагогической фразеологии Бича, который сумел сыграть на чувствах большинства участников совещания. О том, что это решение было ошибочным, свидетельствует последующее развитие событий. И хотя через два дня, 29 мая 1919 года, Туровников - Е.Г.Кочергин дал настоящий бой Бичу, отстаивая установки Оргбюро ЦК РКП(б) «О партизанском движении в Сибири», партизанские отряды были уже ориентированы и приступили к осуществлению плана Бича.
В протоколе от 29 мая 1919 года записано: «По первому вопросу выступал Тураков /Е.Г.Кочергин/, который доказывал, что передвижение войск необходимо, но что сборный пункт также необходим, которым в настоящий момент является д. Шиткино, где и должны сконцентрироваться все отряды, включая сюда и Баеровский фронт. Тов. Швайдетский также доказывал, что передвижение войск и эвакуация штаба в деревню Шиткино необходимы, и как можно скорее, ввиду того что время не ждет. Тов. Таежный доказывал, что переводить все войска в Шиткино ни в коем случае нельзя…»
Внесено определенное предложение тов. Туровникова /Е.Г.Кочергина/: все силы, как военные, так и хозяйственные, должны эвакуироваться в д. Шиткино. Принято единогласно, при одном воздержавшемся. /Там же, стр. 119/
2 июня на заседании главного штаба Туровников /Е.Г.Кочергин/ внес предложение… немедленно требовать стянуть свои силы в Шиткинский опорный пункт. Разъяснить им, что если только мы не сконцентрируем свои силы вместе, то мы будем отовсюду обойдены противником с разных сторон и будем разбиты и этим откроем тыл другим фронтам». /Там же, стр. 120/
Из приведенных документов явствует, что перед партизанами было две линии, две тактики. Одну линию предлагал и отстаивал Е.Г.Кочергин /Туровников/, вторую – И.А.Бич /Таежный/.
Бич все же добился того, что на некоторх отрядных собраниях были приняты его анархические взгляды, суть которых сводилась к тому, что отряды должны «оперировать по своему усмотрению», представить самим солдатам (партизанам) группироваться по ближайшему местожительству. Штаб должен быть только для связи, а не органом по руководству боевых операций. Для белогвардейцев раздробленность партизанских отрядов, естественно, была выгодна.
Географическое положение д. Шиткино и рельеф местности вокруг нее лучше всего отвечал требованиям ведения партизанами успешного боя. Вот почему Е.Г.Кочергин настаивал на концентрации всех партизанских сил именно в Шиткино. Об этом хорошо сказано в решении Оргбюро ЦК РКП(б), «О партизанских отря- дах в Сибири». … Сибирские партизанские отряды должны немедленно установить между собой постоянную связь и координировать свои действия и завершить переход к централизации командования./ПАНО. Ф. 5, оп. 8, д. 88, л. 9/
Таким образом, ЦК партии ориентировал партизан Сибири на концентрацию войск, централизацию командования, преодоление партизанщины.
На Шиткинском фронте в те тяжелые дни, тактика Бича – Таёжного, как уже говорилось, восторжествовала. Партизаны разбились на мелкие группы и разошлись. Появилось множество отрядов. Часть партизан разбежалась по домам, другие небольшими группами скрывались в тайге, по пашенным заимкам.
Партизан вылавливали. Одних казнили, других сажали в тюрьму, третьих пороли шомполами до полусмерти. Летние месяцы 1919 года – период упадка, разложения партизанских отрядов. И неудивительно, сам Бич – Таежный растерял свой отряд. Скрываясь на хуторе близ д. Тремино, он был схвачен белорумынами и казнен. /Очерк «Трагедия Шиткинских партизан» прилагается./
С большим трудом коммунистам, партизанам, преданным большевистской партии, в частности революционеру, большевику с 1906 года, одному из организаторов Шиткинского фронта Богдановичу Михаилу Петровичу /Волгину/, удалось собрать партизан, поднять их боевой дух, навести порядок. Ядром возрождаемого фронта явился отряд Кочергина Е.Г., вернувшийся в конце июня из Ангарского похода. Во главе фронта стал М.П.Богданович /Волгин/.
«А.Ю.Черневский – корреспондент тайшетской газеты «Заря коммунизма» из номера в номер твердил, что Бич И.А. – организатор и руководитель Шиткинского фронта. А слово «комиссар» у него было излюбленным. Он своими очерками ввел в заблуждение общественное мнение. Правда, когда ему сказали, что Бич не мог быть комиссаром фронта, то он в оправдание стал доказывать, что его народ назвал комиссаром, что он когда-то работал в продкомиссариате - в продовольственной управ, – поэтому он комиссар. Комиссаром он стал по воле газеты «Заря коммунизма» в 60-х годах».
/Из писем Федорова – Невского и Лифантьева секретарю Иркутского ОК КПСС тов. Е.Н.Антипину, 8.08.1973/
Насчет «комиссара» в Канской продовольственной управе надо еще разобраться. От какой фракции он был направлен из Канска на работу в Красноярскую продовольственную управу?
«Ударной силой заговорщиков против Н.И.Коростылева в Канске явилась группа эсерствующих морально разложившихся служащих уездного продовольственного комитета, недовольных большевистской политикой Коростылева, его крутыми мерами». /Ю.В.Журов «Николай Корастылев». Красноярское из – во 1966 год, стр. 130/.
Не в этой ли группе состоял и Бич И.А.?
«Я снова подтверждаю,-говорит Бич,- что, когда увольняли членов акцизного ведомства, Корастылев позаботился об обеспечении их шестимесячным содержанием». Но ранее, когда увольняли рабочих, такой заботы о них Корастылев не проявил. Непомнящий просит Бича указать, когда Корастылев шел против интересов рабочих. Со стороны Бича факты к своим словам не приведены». /Протокол смешанного комитета Советов и организации по вопросу об упразднении акцизного ведомства в г. Канске 26 ноября 1917 года. ГАКК, Ф. 1775, оп. 1, д. 3, лист 70-71./
Далее протокол заседания Канского объединенного совета от 19 марта 1918 года. Председатель Андреев, секретарь Русалов. «Вопрос о Биче. Докладывает делегат губернского съезда, председательствующий тов. Андреев. Из слов докладчика выясняется, что Бича в Красноярске считают человеком неспособным: Красноярцы заявили, что Бич не на своем месте». /ГАКК, Ф. 1775, оп. 1, д. 3, л. 10/
***
Необходимо рассказать историю появления памятника Бичу – Таёжному в Тайшете. Впервые я памятник увидел, будучи в Тайшете в 1964 году. Когда прочел слова: «комиссар и руководитель Шиткинского фронта», зная с 20 – х годов его партийную принадлежность эсера – максималистм, у меня возник против такой формулировки внутренний протест. Ведь многие тогда были не согласны с установлением этого памятника. Организатор партизанского отряда в Конторском и его командир И.М.Козлов высказал мне мысль: надо сколупнуть (заштриховать) на памятнике ложную фразу «комиссар и руководитель фронта.
Поставив перед собой ничем не оправданную цель воздвигнуть памятник Бичу в Тайшете, А.И.Петров тем самым решил увековечить и свое имя. Сделано это было из чисто корыстных стремлений. Чтобы подготовить общественное мнение, Петров стал из номера в номер газеты «Сталинский путь» давать материалы о Биче, при этом он шел на всякие измышления, домыслы и т.д. В итоге историческая правда была искажена, действительность была фальсифицирована. Эта несправедливость дошла и до наших дней и, собственно, явилась причиной сегодняшнего конфликта по поводу личности Бича. Тем более что Петрову легко было проводить свою линию, так как он работал в тайшетской районной газете «Сталинский путь» ответственным секретарем газеты (редактор А.И.Москвитин). Ежедневно из – под пера Петрова появлялись целые полосы измышлений, восхваляющие Бича. Только за три месяца, с 1 октября по 31 декабря 1956 года, с номера 119 по номер 154, было издано 33 полосы газеты. Так было подготовлено общественное мнение, и, кажется, в 1957 году этот памятник был воздвигнут.
При встрече бывшие партизаны мне с возмущением жаловались о чрезмерные вымыслы газеты. Мария Гавриловна Кочергина, бывшая партизанская медсестра, даже жаловалась по этому вопросу в Красноярский горком КПСС. А когда мне удалось встретиться в Красноярске с Петровым А.И. и рассказать о его вымыслах и что люди возмущены его «литературой», то он признался, что был молод, как следует не разобрался, пытался о Биче написать повесть, но ничего не вышло, все бросил. Эстафету Петрова подхватил журналист из Тайшета А.Ю.Черневский и продолжал на страницах теперь уже газеты «Заря коммунизма» линию Петрова. Вот почему сейчас он всяческими путями пытается оклеветать меня и провоцировать на это дочерей И.А.Бича.
Относительно главкома Е.Г.Кочергина и других лиц мною еще до издания книги «Очерки о шиткинских партизанах» аналогичные материалы публиковались во многих районных и краевых газетах. Причем в той же редакции, что и в очерках, даже более обширно. Печатались очерки в тайшетской газете: «Главком Е.Г.Кочергин», «Шел парнишке в ту пору…», «Командир Бурлов», «Задание выполнено», «Революционным традициям верны», о Теодоровиче, Свенском и многом другом. Материалы передавались по радио, печатались во многих других газетах и в "блокноте агитатора", отрицательных отзывов не было (отзывы прилагаются).
По вопросу о Биче – Таёжном новосибирцы обращались 23 марта 1971 года в Тайшетский РК КПСС и редакцию газеты «Заря коммунизма», с тем чтобы провести товарищескую дискуссию по вопросу неправильного освещения в печати и популяризации личности Бича – Таежного. (обращение прилагается). Однако это предложение тайшетцами принято не было. Если бы это сделали, не было бы теперь всех недоразумений.
Некоторые авторы упоминают о том, что И.А.Бич – Таёжный являлся большевиком. Они чрезвычайно увеличивают его заслуги, многое приписывают ему незаслуженно.
П.Д.Криволуцкий в своей книге «Шиткинские партизаны» (Иркутск 1934г.), не разобравшись как следует, первый исказил историческую истину, назвав Бича большевиком и прочее. О том, что Бич – Таежный участвовал в организации фронта, это так. Но потом он пошел по неправильному пути. П.Д.Криволуцкий в своей книге многое напутал. Ни слова он не сказал о партизанском съезде 2 мая в Шиткино. А ведь известно, что делегаты его Гоголевского отряда выступали на съезде за учредилку. За это и многое другое автора не раз критиковали.
Другие авторы: И.Ф. Плотников в книге «Героическое подполье», А.Г. Липкина "1919 год в Сибири" - считают Бича большевиком. А.Г.Кадейкин в книге «Сибирь непокоренная» пошел дальше – называет Бича – Таежного старым революционером, политссыльным. К.Д. Дубин из Иркутска тоже называет Бича – Таёжного комиссаром Шиткинского фронта.
Не называют И.А.Бича большевиком, но допустили очень много искажений по Шиткинскому фронту М.И.Стишев, В.К.Логинов, А.Г.Солодянкин, Г.А.Васильев, Дворяновы, Ю.В.Журов. Есть неправильности в очерках истории Иркутской и Красноярской партийных организаций по части Шиткинского фронта. Все это происходит потому, что не хотят наши исследователи разобраться и списывают друг у друга искаженные факты, так вот все это кочует из книги в книгу.
Обо всем этом я неоднократно писал издательствам и авторам и получал от них благодарности.
По этим всем книгам писал:
– 1966 год, 21 мая, в ИМЛ при ЦК КПСС;
– 1969 год, 27 декабря, издательство «Мысль» на книгу И.Ф.Плотникова;
– 1970 год, 25 ноября, Институт истории Академии наук;
– 1970 год, 8 сентября, г. Кемерово, автору В.А.Калейкину;
– 1970 год, 28 ноября, Иркутскому книжному издательству и облпартархиву, на книгу Д.Дубина;
– 1970 год, 13 декабря. Москва, ИМЛ, Иркутскому, Красноярскому и Новосибирскому издательствам;
– В мае 1971 года в комитет по печати при Совмине РСФСР.
Теперь о предсмертном письме И.А.Бича. Оно как раз и характеризует его исключительно с отрицательной стороны. В своем письме он сожалеет, что вступил в партизанское движение, оставил семью сиротами, что господа офицеры и солдаты с ним обращаются хорошо, хорошо кормят, что у руководства Шиткинского партизанского фронта стоят негодные люди. Затем он обращается к Всевышнему, к Богу. Вот примерный текст этого письма, взятый из переписки с директором Бирюсинского детдома Романовским М.Ф.. (прилагается).
А ведь всем достоверно известно, что в главном штабе были в основном зака- ленные в борьбе большевики, такие как Богданович М.П., Кепул А.К., Швайдецкий В.И., Федоров В.М., Москвитина К.М., Чайковский Ф.М., Черепанов и другие.В отношении многих из них Бич добивался удаления из главного штаба.
О существовании предсмертного письма известно очень многим. Так об этом пишет сама дочь Бича – Ульяна Ивановна – подлинник этого письма прилагается. Кроме того, прилагается переписка по этому письму с директором Бирюсинского детдома от 8 августа 1971 года. На имя главного редактора издания «Революционный сборник подвиг сибиряков», секретаря Иркутского ОК КПСС Н.Антипина по вопросу популяризации личности И.А.Бича – Таежного новосибирские товарищи писали следующее: «Создана легенда, что Бич, выполняя боевое задание, был пленен интервентами. Никакого боевого задания он не выполнял, а просто проживал на хуторе близ д. Тремино. Машуков со своим отрядом освободил его и предложил остаться в отряде, другие сказали ему, чтобы шел к партизанам. Иначе нельзя поступить. Но Бич не внял голосу партизан и добровольно ушел к белорумынам, а затем, как известно, был казнен.Затем они в письме на имя секретаря обкома пишут о предсмертном письме Бича И.А.
ВЫВОД: О Биче создан миф, и с ним необходимо покончить. Со своей стороны утверждаем, что Шиткинский партизанский фронт организован коммунистами.О Биче Иване Андреевиче надо говорить более скромно, а именно: Бичактивный партизан, принимал участие в организации Шиткинского партизанского фронта, командуя небольшим отрядом, организовывал диверсии на железной дороге. ( Письмо от 8 августа 1973 года на имя секретаря обкома прилагается на 5 страницах).
В своем письме главный редактор сборника «Революционный подвиг сибиряков», секретарь Иркутского обкома КПСС т. Е.Н.Антипин в сентябре 1973 года писал новосибирцам:
«…В биографической справке о Биче – Таежном Иване Андреевиче, его участии в партизанском движении освещено с полным учетом его фактической роли. Нигде, ни в одном из мест в справке он не называется ни комиссаром, ни организатором, ни руководителем Шиткинского фронта. А везде идет речь об Иване Андреевиче, как об активном участнике партизанского движения на его отдельных участках. Что касается подготовки и открытия Шиткинского партизанского фронта, то как показано в биографической справке, заслуга эта принадлежит М.П.Богдановичу, С.А.Свенскому, В.Ж.Тиссу, А.К.Кеплу, В.И.Швандецкому, вместе с которыми действовал и И.А.Бич – Таёжный».
Цитирую по записи беседу в Тайшете в сентябре 1964 года с командиром партизанского отряда, проживающего на ул. Ленина 145, Петровым Степаном Андреевичем, который справедливо заметил: «Ни в какую разведку Иван Андреевич Бич не ходил. Он просто отбился от партизан и ходил на хутор пить медовуху, там и попал в руки белорумынам».
О том же рассказывали Атаев П.П., Рожкова М.Ф. и многие другие партизаны.
О недисциплинированности И.А.Бича можно привести такой рассказ активного партизана – добровольца Ф.Д.Запасова, проживающего в с. Нижнезаимском. Цитирую по записи беседы в сентябре 1964 года.
«Нас, 12 человек с Бичом, оставалось в д. Лапино. Дважды нам было предложено прибыть в Шиткино, в главный штаб. Бич не выполнил приказа. Тогда прислали за нами нарочного, но Бич не выполнил, не пошел, остался один, а мы все ушли».
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Передо мной, как исследователем, был поставлен вопрос, от которого я никак не мог уйти. Этот вопрос был поставлен событиями, людьми, которые находились рядом с И.А.Бичом – Таежным. Чем глубже я знакомился с тем, что свидетельствовало против него, тем больше убеждался в фальсификации заслуг и личности Бича – Таежного. Я верил документам, из которых делал выводы. Я верил беспристрастным старым политссыльным большевикам периода первой революции – Не- вскому, Кепулу, Насонову, Половинкину, Шевелеву и другим. Претензии, предъявленные к моим «Очеркам о шиткинских партизанах», не имеют под собой никакой почвы, и отойти, отказаться от исторической правды невозможно.
660041, Красноярск, ул. Курчатова 9, кВ. 6.
Лифантьев Анатолий Николаевич.
1 декабря 1974 г.
СЕКРЕТАРЮ ТАЙШЕТСКОГО РК КПСС тов. ПОТАПОВУ Н.В.
В последнее время из Иркутской области и Тайшета, в частности, ко мне поступает много просьб о высылке книги «Очерки о шиткинских партизанах». Особенно поток запросов возрос после опубликования 18.01.1975 г. в "Восточно – Сибирской правде" информации о выходе книги Ю.Попова под заголовком «Партизанскими тропами».
Нередко в этих запросах высказывается недоумение по поводу личности И.А. Бича – Таежного, а точнее,имеют место расхождения в моей оценке его личности и сложившимся годами у граждан представления о нем и его роли в партизанском движении в 1919 году.
Должен отметить, что в очерках личность Бича не анализируется, о нем сделано лишь упоминание в связи с имеющими место событиями. Зная о противоречивости толкований по поводу И.А.Бича, я в рукописи очерков дал полное обоснование своей точки зрения. К сожалению, не посчитавшись с мнением автора, издательство исключило из книги всю аргументированную в отношении Бича часть рукописи, оставив лишь недостаточно обоснованный вывод о нем
Я глубоко сожалею о происшедшем, хотя и виновен в этом косвенно. Приношу свои извинения читателям Иркутской области. Готов также, если пожелает райком или редакция местной газеты, опубликовать статью, в которой будет дано исчерпывающее пояснение моей позиции в отношении И.А.Бича – Таежного.
С уважением
автор «Очерков о Шиткинских партизанах». /А.Н.Лифантьев/
24 февраля 1975 г.
660041, Красноярск. Курчатова, 9, кв.6.
ШИТКИНО, ЗАВ. ДЕТСКОЙ БИБЛИОТЕКОЙ
И ЗАВ. БИБЛИОТЕКОЙ ПРИ СРЕДНЕЙ ШКОЛЕ.
КОПИЯ: ЗАВ. НИЖНЕЗАИМСКОЙ БИБЛИОТЕОЙ
В своем письме от 8.10.1974 я просил вас сообщить замечания читателей по поводу моей книги «Очерки о шиткинских партизанах», однако от Вас ответа нет. Тем не менее, в апреле 1975 года я получил письмо, в котором Мутовин мне сообщил, что в книге есть погрешности и спорные вопросы. Здесь принято решение – не выдавать ее читать людям. Это, он говорит, неправильное решение… «Я,- говорит он, рекомендовал здесь устроить читательскую конференцию и свои замечания сообщить автору. Далее он пишет «я ждал еще от тебя хотя бы несколько экземпляров…».
Должен вам сообщить, что еще задолго до выхода в свет моей книги, 23 марта 1971 г., мы обращались в Тайшетский РК КПСС и редакцию газеты «Заря коммунизма» с тем, чтобы провести товарищескую дискуссию по поводу неправильного освещения в печати и популяризации личности Бича – Таежного. Однако это предложение тайшетцами принято не было. Дело в том, что без автора читательскую конференцию проводить нельзя. Все, что указано в книге, есть истина и не оспоримо, все подтверждено официальными документальными материалами. Конечно, авторы противной стороны, в виде тов. Черневского, из кожи лезут, чтобы отстоять свою фальсификацию о Биче – Таёжном.
Если в Шиткино пожелают, могу прислать подробные пояснения по этому вопросу на 13 – 15 листах.
В последнее время из Иркутской области и Тайшета в частности ко мне поступает много просьб о высылки книги «Очерки о Шиткинских партизанах». Особенно поток запросов возрос после опубликования 18.01.1975 г. в Восточно – Сибирской правде информации о выходе книги Ю.Попова под заголовком «Партизанскими тропами» и 2.8.1974г. «Красноярский рабочий» «Партизаны Шиткинского фронта».
Нередко в этих запросах высказывается недоумение по поводу личности И.А. Бича – Таежного, а точнее, расхождения в его оценке мною и сложившимся годами у граждан представления о нем и его роли в партизанском движении в 1919 году.
Должен отметить, что в «очерках» личность Бича не анализируется, о нем сделано лишь упоминание в связи с имеющими место событиями. Зная о противоре- чивости толкований по поводу И.А.Бича, я в рукописи «Очерков» дал полное обоснование своей точки зрения. К сожалению, не посчитавшись с мнением автора, издательство исключило из книги всю аргументированную в отношении Бича часть рукописи, оставив лишь недостаточно обоснованный вывод о нем.
Я глубоко сожалею о происшедшем и, хотя я виноват в этом косвенно, приношу свои извинения читателям Иркутской области. Об этом я писал Тайшетскому РК КПСС и редакции «Заря коммунизма», выразил готовность прислать статью в газету с исчерпывающим пояснением о моей позиции в отношении И.А.Бича – Таёжного, однако так и не имею от них ответа.
Меня интересует один вопрос, если действительно книга по чьему – то распоряжению изъята, то сообщите, пожалуйста, куда ее дели? И чье это решение? Я, как автор, протестую против такой необоснованной реакции! И вынужден поставить вопрос перед Москвой. Я ни от одной фразы, высказанной в книге, никогда, ни при каких обстоятельствах не отойду. Созданный миф о Биче должен быть разбит, нельзя допускать затуманивания голов грядущим потомкам! Надо писать правду, горькую правду, об этом как раз в свое время говорил В.И.Ленин и великий художник Л.Н.Толстой.
Вот что пишут мне из Тайшета: «Книга мне очень понравилась, в ней изображено все так, как было…. То, что писал Черневский в газете, я сначала читал, но удивлялся, почему он не пишет о Е.Г.Кочергине, командующем Шиткинского фронта, а все приписал Бичу. Тогда, как раньше его никто не знал. Неправдоподобность Черневского меня оттолкнула. Твоя книжка проливает справедливый свет, и пусть справедливость восторжествует и снимет брехню Черневского»… Так пишут мне очень многие читатели.
С уважением А.Н.Лифантьев.
660041, Красноярск, Курчатова 9 кв. 6.
20.05.1975г.
… и там, и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
«Кто не за нас – тот против нас!
Нет безразличных: правда с нами!»
А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.
М.Волошин