События гражданской войны на территории Тайшетского района(1919 – 1920 гг.)

В 1919 – 1920 годах трагедия Гражданской войны вошла в села и переселенческие участки, располагавшиеся в пределах сегодняшних административных границ Тайшетского района. В тот период Тайшет был волостным селом Нижнеудинского уезда Иркутской губернии. Селения, в которых в феврале 1919 года было организовано вооруженное партизанское формирование, впоследствии получившее название «Шиткинский фронт», находились в административном подчинении Канско – Енисейского уезда Красноярской губернии. Отчасти этим можно объяснить влияние тасеевских партизан на то, что происходило в тот период в нашем районе. Профессор П.А.Новиков в своей работе «Гражданская война в Восточной Сибири» отмечает, что партизанское движение на западе Иркутской губернии можно считать следствием влияния партизан Енисейской губернии, а также большой доли переселенцев в Нижнеудинском (51,6%) и в Канском уездах (75,9%)
В связи с развернувшимися революционными событиями в стране переселенческие управления не могли оказывать помощь новоселам, как это делалось раньше. Побочные заработки от привлечения переселенцев на строительство дорог прекратились в связи с окончанием строительства. Низкий прожиточный уровень на фоне старожильческого населения, разногласия между переселенцами и старожилами по вопросам землепользования, негативное отношение к власти демобилизованных солдат способствовало развитию антиправительственных настроений. Этим умело воспользовались политические ссыльные, и 27 февраля 1919 года в селе Нижняя Заимка при участии политссыльного поляка С.А. Свенского, принадлежавшего к Польской партии социолистов (ППС), был создан штаб по организации партизанского движения. Состав организаторов Шиткинского фронта отличался своей многопартийностью, что не могло, не отразиться на дальнейшей деятельности партизанского движения. Кроме вышеупомянутого инициатора вооруженного сопротивления, члена польской партии ППС С.А.Свенского, в состав руководства фронтом входили большевики М.П.Богданович и В.И.Швайдетский. Левый эсер Я.М.Москвитин возглавлял один из партизанских отрядов. Действующую в Тайшете под председательством М.С. Слизского эсеро – меньшевистскую организацию «Единство», выступающую за Учредительное собрание, в руководстве Шиткинского фронта представляли И.А.Кочергин и ссыльный поляк Ф.М.Чайковский. Активное участие в создании партизанского движения принимал И.А.Бич, примыкавший к эсерам – максималистам и голосовавший за Учредительное собрание. В одном из своих рассказов В.И.Швайдетский говорил, что нельзя было мыслить вооруженной борьбы в этом районе под лозунгом «За власть Советов!»; следовательно, они, коммунисты, находясь здесь в меньшинстве, согласились заключить временно блок с эсерами и под лозунгом Учредительного собрания поднять восстание. В дальнейшем между большевиками и эсерами постоянно возникали разногласия. Не случайно на протяжении всего периода существования Шиткинского фронта (27.02.1919 – 27.01.1920) состав руководства фронтом неоднократно переизбирался.
К середине марта 1919 года организаторам вооруженного восстания удалось создать несколько небольших вооруженных отрядов, из которых впоследствии было создано семь полноценных вооруженных подразделений. Руководили отрядами Я.Москвитин, Е.Кочергин, Н.Шевелев, В.Горегляд, С.Петров, И.Г.Смолин и И.Москвитин. Вскоре партизаны приступили к диверсионным действиям на Транссибирской магистрали. Первоначально вся их деятельность была направлена на то, чтобы сковать движение подвижного состава в окрестностях регионального железнодорожного узла станции Тайшет. Со временем размах диверсионных действий на железной дороге создал для белых серьезные проблемы. Иркутский историк П.А. Новиков сообщает: «К началу июня 1919 года положение в Нижнеудинском уезде для белых стало катастрофическим, железнодорожники терроризированы, путь и телеграф портились беспрерывно, часты были крушения, поезда обстреливались, красные подходили к железной дороге со знаменами и т.д. На каждые 10 дней приходилось 11 крушений поездов. Восстания в красноярско –тайшетском районе остановили почти на два месяца ночное движение поездов, и восточнее Красноярска скопилось свыше 140 составов с интендантским и артиллерийским снабжением». Командование Белой армии было вынуждено создать штаб по борьбе с партизанами. Возглавил его есаул Г.В.Кузнецов. В распоряжении есаула Кузнецова были части Тайшетского и Нижнеудинского гарнизона, отдельный отряд егерской бригады в 300 человек и 400 чешских легионеров с пулеметами и орудиями. Кроме того, белогвардейское командование было вынуждено принять чрезвычайные меры. Особо уполномоченный Верховного правителя с правами генерал – губернатора Енисейского края генерал – лейтенант С.Н.Розанов приказал «при занятии селений, захваченных ранее красными, требовать выдачи их главарей и вожаков, если этого не произойдет – расстреливать десятого. Имущество повстанцев сжигать». Все политзаключенные были объявлены заложниками, а за каждый налет на железную дорогу С.Н.Розанов приказал расстреливать от 3 до 20 человек из их числа. Среди таких заложников оказались и те девять человек, которых привезли из Канской тюрьмы и расстреляли на северо – восточной окраине Тайшета. Кроме проведения карательных мер, белогвардейцы по окончании весенней распутицы, в конце мая 1919 года провели широкомасштабную, фронтом около 500 километров, операцию против партизан. Начали эту операцию в районе Тайшета подразделения 55 – го Сибирского полка при поддержке румынских частей с двумя бронепоездами. В ходе проводимой белогвардейцами операции с 25 мая по 19 июня партизаны были вынуждены оставить села Бирюсинское, Конторское и Старый Акульшет. В ходе боевых действий эти села были сожжены практически дотла. Пройдя Шиткино, Неванку, а затем и Выдрино, партизаны скрылись в тайге, примерно в 120 километрах северо – восточнее Тайшета. Часть партизан, не желая прекращать борьбу, отошла глубоко на север, на Ангару.
С начала организации партизанского движения район среднего течения Ангары служил глубоким тылом для шиткинских партизан, где специально созданные отряды силой забирали у крестьян оружие, продовольствие и одежду. Действующий здесь партизанский отряд под командованием Красикова был сформирован в основном из уголовных ссыльных. Одиннадцатого июня в районе села Кежма доведенные до отчаяния крестьяне объединились в отряд под командованием прапорщика Г.Рубцова и разгромили отряд Красикова, вернув при этом часть награбленного. Партизаны отступили на 125 верст в село Дворец. После разгрома крестьянами отряда Красикова командование Шиткинского фронта отправило на Ангару отряд в 110 человек под руководством анархиста Я.Пепула. Перед ним была поставлена задача завладеть запасами купцов, занимавшихся торговлей и обменом товаров на пушнину у промысловиков – тунгусов. На тот момент кроме отряда Я.Пепула в районе Ангары действовали отряды Баженова и Антонова. О том, чем занимались эти три партизанских отряда, можно судить по действиям командования Шиткинского фронта. В июле 1919 года отряды Пепула, Баженова и Антонова объединились в Приангарский фронт. Можно только предположить, насколько невысок был моральный уровень бойцов этого фронта, если для налаживания дисциплины на Ангару был переброшен отряд Н.А.Бурлова из 15 человек. С отрядом прибыли члены РКП(б) В.К.Бруми, П.В.Страус. В селе Дворец 17 июля приангарские партизаны подчинились Н.А.Бурлову».
В октябре 1919 года военно – революционный трибунал рассматривал вопрос по делу Яна Пепула и Анса Пуке, обвиняемых в неправильных производствах арестов и расстрелов. Суд постановил: Яна Пепула считать виновным в превышении власти, что может караться вплоть до расстрела, если бы превышение власти было из личных побуждений, но ввиду того что смягчающим вину обстоятельством является расстрел явных врагов революции, он карается только на 1 месяц тюремного заключения; Анса Пуке за недостаточностью улик считать по суду оправданным. Здесь же рассматривался вопрос по делу командира отряда А.Басурманина, обвиняемого в неправильных наложениях всякого рода контрибуций. Решение суда было следующее: «За небрежное отношение к обязанностям начальника и произвольное расходование некоторых сумм, считать виновным, но принимая во внимание смягчающие вину обстоятельства, как исключительную серьезность момента – строгому наказанию не подвергать. Объявить строгий выговор с предупреждением».
То, что крестьяне нередко выражали свое недовольство по отношению к партизанам, невольно подтверждает в своей работе «Шиткинские партизаны» П.Д. Криволуцкий. Однажды, находясь в Шиткино, Криволуцкий узнает о том, что село оцепили румынские кавалеристы. Описывая это событие, он сообщает: «Хозяин квартиры, где я остановился, сначала предложил мне расседлать лошадь, отпустить ее с его лошадьми, а самому с оружием спрятаться на дворе. Но я учел, что многие видели, как я заезжал на квартиру и как только румыны въедут в село, им неизбежно будет об этом сообщено…» Так случилось с И.А.Бичом, место нахождения которого румынскому разъезду сообщили крестьяне переселенческого поселка Черчет.
Жестокие действия по отношению к мирному населению осуществлялись на всей территории, контролируемой шиткинскими партизанами. Житель поселка Суетиха Осташков Ульян Пахомович 8 января 1959 года рассказал краеведу А.Ю. Черневскому о том, что партизаны из отряда И.А.Бича увели из Суетихи старшину охраны речного моста Обложкина Макара Савельевича и дежурного по станции Федорова в село Конторка. Там задержанных железнодорожников вместе с полицейским Казанцевым живыми сбросили в прорубь на реке Бирюсе.
Убийства и грабежи безоружных селян производились с первых дней образования партизанского движения. Участник тех событий, П.Д.Криволуцкий, описывая первый захват партизанами села Нижняя Заимка, упоминает о том, что в селе против большевиков, помимо купцов, расстрелянных на месте, действовало под руководством священников местное кулачество. Здесь же сказано, что товары и имущество торговцев, оказывавших содействие белогвардейцам, сразу же при захвате селений подлежали конфискации военно – революционным штабом. В протоколе собрания первого партизанского отряда от 10 июля 1919 года говорится. «Наложенную контрибуцию товарищем Басурманиным в деревне Тремино на лиц, идущих против нашей организации, считать правильной; кроме того, произвести ревизии оставшейся недоплаченной суммы денег и взыскать с лиц агитаторов, шпионов и других, идущих против нашей организации, а их уничтожить».
Где и как использовалось конфискованное имущество, видно на следующем примере: « во время съезда партизаны подвозили хлебопродукты из деревень, тут же резали по мере надобности имевшийся скот. Делили все это между собой. Ва- рили щи, жарили мясо, пекли на горячем пепле лепешки, картофель, кипятили чай, подогревали на огне шашлыки ». Такую трапезу могли себе позволить воору- женные повстанцы, хотя многие из них не имели даже нижнего белья и ходили в штанах, сшитых из половиков.
Также примером использования конфискованного имущества является рассмотрение военно – революционным трибуналом вопроса по делу Яна Пепула , обвиняемого за растрату организационных денежных сумм во время функционирования на Ангаре. Суд постановил: вследствие недостаточности материалов в обвинении Яна Пепула, а также и в оправдании, дело отложить до нового точного расследования. В протоколе объединенного заседания военного штаба Шиткинского фронта от 9 июля 1919 года имеется запись о Яне Пепуле его действиях. В документе сообщается о том, что много раз поднимался вопрос об удалении Яна Пепула, но почему – то это до сих пор не делалось. Население волнуется и просит удалить таких насильников. Нередки были случаи продажи отдельными бойцами реквизированного имущества, а также присвоение награбленного.
После успешно проведенной белогвардейцами в мае – июне 1919 года спец-операции практически прекратились диверсионные действия партизан вдоль железной дороги. Эпицентр действия партизан сместился на север района. Там они между единичными стычками с белогвардейцами продолжали накладывать на крестьян контрибуцию и бороться с «явными врагами трудового народа». Отряды партизан, находившиеся в районе Шиткино, продолжали совершать незначительные набеги на подразделения белорумын, обстреливая их с большого расстояния с последующим отходом под покров леса. Между тем в партизанских отрядах стали появляться румыны – перебежчики. В свою очередь руководство проводило большую работу по переманиванию румынских солдат на сторону партизан. В конце декабря 1919 года на военном съезде партизан в числе других стоял вопрос о переходящих румынах. Делегат съезда Швырев акцентировал внимание на том, что переходящие румыны шляются без всякой работы и нужно их куда – нибудь переопределить. Бурлов сообщил, что на Кавказском участке один из перешедших румын избивал женщину. После долгих дебатов съезд постановил передать перешедших румын в распоряжение армейского совета. В январе 1920 года подразделения регулярной Красной армии вошли в Тайшет под звуки военного марша, исполненного румынским военным оркестром. Несколькими днями раньше по территории Тайшетского района тремя колоннами прошла отступающая на восток Белая армия под командованием смертельно больного генерала Каппеля. Во время перехода через Тайшетский район армия была, как сказал на одном из совещаний генерал Войцеховский, временно небоеспособной. Примерно на тридцать процентов войско состояло из больных и раненых. Движение отступающих осуществлялось тремя колоннами по двум направлениям. В районе деревни Тинской Красноярской губернии части 3 – й армии, под командованием генерала Сахарова, приняв решение идти дальше через переселенческие пункты, расположенные в тайге южнее центрального тракта и железной дороги, направились по обходному пути в сторону деревни Туманшет. Переход по этому маршруту осуществлялся с большими трудностями. Попадались участки пути, на которых в зимнее время не существовало дороги на расстоянии до семидесяти верст, поэтому приходилось прокладывать дорогу по целине, либо совершать длительные обходные переходы, в которых неизбежны были ночлеги в поле, у костров. Кроме этого район, по которому двигалась Третья армия, был слабо населен, и, следовательно, не мог обеспечить отступающую армию продуктами питания и фуражом. Находясь на территории Тайшетского района, колонна генерала Сахарова трижды останавливалась на ночлег. 16 января была остановка в деревнях Туманшет и Камышлеевка, 17 января в деревне Талой и на переселенческом участке Благодатском, затем 18 января в деревне Тымбыр и, наконец, 19 января 1920 года в деревне Замзор воиска объединились с остатками 2 – й армии, двигавшейся по главному тракту под командованием генерала Вержбицкого.
Части Второй армии и подразделения Уфимской группы осуществляли движение по центральному тракту с интервалом в один дневной переход. Это обеспечивало им ночлег в домах и амбарах, а не под открытым небом у костра. Однако села вдоль тракта казались вымершими, что не могло не сказаться на снабжении отступающего войска продуктами и фуражом. Учитывая слабую боеспособность, командование Белой армии опасалось нападения партизан в районе грозного Тайшета, но, благополучно миновав село Бирюса и мирный теперь Тайшет, продолжили движение на восток.
Существуют легенды и опубликованные в советской литературе материалы, рассказывающие о том, как после перехода через территорию Тайшетского района основного массового потока отступающей Белой армии шиткинскими партизанами уничтожались отставшие небольшие формирования, отступающие на восток.
В книге П.Д.Криволуцкого «Шиткинские партизаны» имеется описание одного из таких эпизодов Гражданской войны.
«…Результат этой операции был таков: убито на месте 300 офицеров, 11 попов, несколько денщиков и офицерских жен. Взяты в плен 16 офицеров, 5 попов, 10 денщиков и 10 офицерских жен. Взято 12 пулеметов, много винтовок, револьверов и большой обоз с обмундированием, продовольствием и вооружением.
После боя, в тот же вечер, батальон вернулся из тайги и занял позиции в деревне Городище, где пленные, по некоторым соображениям, были приговорены к смерти и расстреляны».
Долгие годы на реках Бирюса, Чуна и Уда в определенных местах жители не брали воду и не купались. В этих местах производились массовые расстрелы, после чего тела убитых сбрасывали в проруби.
Все тяготы и лишения мирного населения, связанные с событиями Гражданской войны, ушли из района вместе с отступающей на восток Белой армией. После ухода из Тайшета оставшихся подразделений белочехов и белорумын, в город вошли части регулярной Красной армии. Командование Красной армии своим указом расформировало военизированные подразделения партизан Шиткинского фронта с 27 января 1920 года. Часть бывших партизан вернулась к своим семьям и мирной жизни, однако были и те, кто продолжил вооруженную борьбу в составе регулярной Красной армии до окончания Гражданской войны в России.
При подготовке материала использовалась литература о Гражданской войне, изданная в советский период; опубликованные работы доктора исторических наук П.А.Новикова, мемуары, изданные русскими эмигрантами за рубежом; записи из личного архива краеведа А.Ю.Черневского.